МАСТЕРСКАЯ
|
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
 
 
Архстройдизайн - Статьи и видео



Малоэтажная застройка – возвращение к Родине
О трансформациях современной субурбии, резортной специфике и перспективах рекреационной модернизации в Крыму
Круглый стол на тему: «Зарубежные инвестиции в малоэтажное строительство в России»
Видео-интервью Концептуал ТВ
Алексей Иванов в телепередаче «Проект мечты» — Усадьба TV
«Проект мечты» с Уборевичем-Боровским и Алексеем Ивановым — Усадьба TV
Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…
Профессиональная архитектура снимает риски
Собрание сочинений
Зазеркалье архитектурного проекта
От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы
Загородные поселки – переход в новое качество?
Время прагматизма
Происходящее сейчас не кризис, а стабилизация…
Ереванский конкурс
Дома будут строить всегда
Преломляя Калифорнийский опыт


 

 

 

 

 

Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…

На вопросы корреспондента журнала «Архитектура, Строительство, Дизайн» отвечает Алексей Александрович Иванов – руководитель мастерской «Архстройдизайн АСД», лауреат тридцати советских, российских, международных конкурсов и премий.

— Алексей Александрович, у Вас есть опыт развития новых территорий в непосредственной близости от крупных городов. Теперь этот путь предстоит пройти Москве. Как Вы считаете, ее расширение – неизбежный процесс?

— Крупные города вообще имеют тенденцию к разрастанию. Рост Москвы вызывает сильное недовольство у коренных жителей и радость у людей, которые приезжают в город. Москвичи не понимают, что расширение столицы неизбежно – это закономерность развития любого мегаполиса. Физически невозможно и неконституционно запретить людям переезжать внутри одной страны, остановить приток людей в столицу. Конечно, у нас существует система регистрации, подобной которой нет в мире, но и она бессильна. Невозможен и возврат к советской системе лимита, когда в столице разрешали работать людям лишь определенных, особо востребованных специальностей. Так что в сегодняшних условиях мы вынуждены мириться с тем, что Москва будет расширяться и дальше. Можно предположить, что развитие крупных городов России – Петербурга, Ростова-на-Дону, Новосибирска и других – могло бы снизить количество приезжих в Москве. Но даже если нам удастся сделать другие российские города столь же привлекательными, как столица, это не решит проблему. Рост мегаполисов – это общемировая тенденция, крупный город предоставляет все разнообразие возможностей для работы и отдыха. Так что города будут развиваться, а вот сделать этот процесс организованным – это задача политиков, экономистов и архитекторов. Расширение Москвы ставит сотни различных задач, и очень важно, что уже сформированы команды профессионалов для их решения.

— Каков, с Вашей точки зрения, сценарий развития пригородной территории столицы?

— По моему мнению, Москва отличается от европейских городов тем, что не имеет ярко выраженного, «сконцентрированного» исторического центра, как ни странно это звучит. Уничтожение центра Москвы в течение последних двадцати лет привело к тому, что сейчас он состоит из осколков, соединенных дорогами и офисными центрами. В Париже, Берлине или Лондоне культурные и исторические достопримечательности в большинстве своем находятся в пешеходной доступности. Нужно понимать уникальность Москвы: она представляет собой полицентричное образование, и в этом русле надо развивать ее и дальше. Именно принцип полицентричности может лечь в основу развития окружающих столицу территорий, где нужно создать равные по насыщенности и качеству жизни малые города. В каждом из них должны быть кинотеатры, магазины, небольшие театры, спортивные сооружения. Вокруг инфраструктурного центра будут возводиться многоквартирные дома, привычные для городской среды, по мере отдаления от него, как мне думается, этажность будет снижаться. Вероятно, плотная застройка будет сочетаться с малоплотной. Все это, конечно, требует формирования полноценных транспортной и инженерной структур. И очень хорошо, что мы уходим от стихийности в градостроительстве, наконец этот процесс становится экономически, идеологически, организационно обоснованным.

— Выбор юго-западного направления расширения Москвы, по Вашему мнению, оправдан?

— Развитие Москвы в юго-западном направлении, мне кажется, правильная идея. Надо сказать, что по разным причинам – историческим, природным, урбанистическим – многими специалистами еще в прежние годы предполагалось расширение Москвы именно в этом направлении. Северо-западное направление имело бы смысл при развитии заповедных зон (Селигер, Завидово и т.п.). Там строить неразумно, вспомните, какие сложности возникли при попытке проложить трассу через Химкинский лес. И это одна дорога… А сколько было бы проблем, если бы в том направлении наметили расширение Москвы?

— Пожалуйста, расскажите о Вашем опыте застройки территорий вокруг больших городов.

— В Ростове-на-Дону наша компания развивала пригородную территорию в 1000 гектаров. В основу проекта была положена концепция «распределения нагрузок» – по моему мнению, оптимальная для современного градостроительства, наиболее эффективная для снятия транспортных проблем. Мы стремились к равномерному распределению жилья и рабочих мест, чтобы не заставлять людей ежедневно пересекать большие пространства. Нами были использованы разработки идеолога развития Ростова-на-Дону архитектора В.Н. Семенова и нынешнего главного архитектора донской столицы А.Э. Полянского, базирующиеся на идее создания «зеленых щупалец-лучей», которые из пригородов ведут в город, проникая в него бульварами и парками. Несколько таких «зеленых щупалец» мы расположили в культурно-бытовых центрах, объединив вокруг них жилую среду. Мы стремились создать образ города-спутника, в котором городская среда становится менее плотной. У Москвы города-спутники уже есть, для Ростова же это было необходимо, чтобы снять центростремительную нагрузку на него и перевести ее частично в город-спутник, центр которого мы сделали нарочито строгим по архитектуре и планировке, а вокруг создали как бы свои пригороды.
Для Анапы мы разработали план развития города, необычного по своей структуре. Требовалось собрать в «ожерелье» центры с различным функциональным назначением – курортные зоны, жилые зоны, пансионаты. Развитие пригорода Анапы предполагается сделать «островным», доминантой проекта стала гора, вокруг которой расположились объекты-острова.
Еще из опыта развития пригородных территорий можно вспомнить строительство отдельного района, окруженного заповедными лесами, на полуострове в Мякининской пойме. В результате получился независимый городок с особыми видовыми и транспортными лучами, при проектировании которого в первую очередь учитывалось его природное расположение.

— А какие тенденции можно отметить в развитии пригородов за рубежом?

— Если говорить о Европе, то там города не имеют возможности развивать свои пригороды по единой программе. То, что я видел в европейских пригородах, по архитектуре вторично. Поселки бывают удачные, но не более того. В США есть несколько интересных примеров развития территорий в Калифорнии. Там идет возврат к «европейской системе»: формирование пешеходных зон, отход от глобальных центров, создание бутиковых зон, окруженных жильем, имитация европейских городов и по этажности, и по благоустройству. Это такая вечная ностальгия американцев по Европе. Также используется все многообразие приемов ландшафтной архитектуры. Надо сказать, что тенденция к масштабному использованию ландшафтного дизайна очень заметна и в Китае, и хотя там не так много площадей для развития жилых зон, 10-20% территории поселков отводится только под водные пространства.

— Вернемся, с Вашего позволения, к расширению Москвы. Мне кажется, принятое решение уникально. Не припоминаю, чтобы где-нибудь в мире когда-либо принималось решение об увеличении площади столицы сразу более чем в два раза.

— Чем любопытна эта ситуация: может быть, у нас не вполне правильное понимание этих планов. Я полагаю, разговор идет не о том, чтобы сделать город в два раза больше, а о том, что выбран вектор его развития, предложен продуманный план с внятной экономической градостроительной идеологией. Формируется представление, в том числе и архитектурное, о том, каким должен стать наш город в будущем. А произойдет это в течение десяти лет или ста, мне кажется, не так уж и важно. Нам будет дана концепция будущей застройки, спланирована инфраструктура. Инвесторам будут предложены площадки для строительства, с четкими обязательствами. Любая продуманность в освоении территорий хороша. Однако нужно помнить, что архитекторы живут в мире своих идей, моды, которая нередко уже лет через пять начинает казаться смешной. Вспоминается рассказ моего учителя Бориса Степановича Кубасова про то, как в 1950-е годы архитекторы были в восторге от первых экспериментальных кварталов Новых Черемушек, восхищались архитектурой зданий, тем, насколько она чиста, разумна, функциональна, проста. Поэтому нужно понимать, что архитекторы тоже не носители истины в последней инстанции. Но если они опытные профессионалы без излишних амбиций, то их подход к проектированию новых территорий будет разумным и взвешенным.

— Алексей Александрович, как Вы считаете, какие принципы можно положить с основу плана развития «большой Москвы»?

— В архитектурном плане – это полицентричность, объединение культурного, спортивного досуга с местами проживания и работы, попытка отхода от многоэтажной застройки в пользу малоэтажных. Но чтобы на новых территориях не создавалось ощущения «плоской деревни», надо создавать там архитектурные акценты, возводить постройки средней этажности. Необходимо также оставлять какие-то природные заповедные зоны. Самое главное, нужно правильно расставить акценты. Если раньше старались возвести как можно больше жилья в максимально короткие сроки, чтобы насытить рынок, то теперь надо делать среду в районах застройки более комфортной, создавать досуговые, сервисные, культурные объекты там, где люди живут. И обязательно должен развиваться скоростной общественный транспорт.
Интересно, что градостроительная политика Хрущева сработала. Жилье, построенное в те времена, сейчас сносится и на его месте возводятся современные качественные дома. Мы понимаем, что жилье не вечно, что должна быть обеспечена его сменяемость. Стандарты качества меняются: люди хотят жить в квартирах с большим количеством комнат, с высокими потолками и т.д. Застраивая территорию, мы должны в своих проектах учитывать, что через какое-то время она будет перестраиваться. В Америке жилье обновляется раз в 10-15 лет. Наши архитекторы со смехом спрашивают американских: как долго могут стоять ваши картонные дома? А в ответ слышат, что где-то лет 30. Американцы не понимают наших насмешек, потому что, по их мнению, дом и не должен стоять дольше, он уже становится неинтересным, в нем даже неимущие жить не будут. Это как с кинотеатрами: технологии развиваются настолько стремительно, что никому не нужен кинотеатр с запасом прочности на 30 лет. Понятно, что речь не идет о частой перестройке музеев, театров, церквей, но жилье необходимо регулярно усовершенствовать.
И самое главное – надо расширить Москву, снять безумную нагрузку на ее центр, иначе от города ничего не останется. А на новой территории нужно создать многообразную архитектуру.
Уникальность Москвы заключается в том, что она притягивает к себе очень разных по профессиям и национальностям людей. Уникальность освоения ее новой территории должно состоять именно в широчайшем разнообразии предложений: закрытые, открытые, элитные, социальные жилые образования, парковые зоны, учебные и культурные центры... Можно оставлять некие природные буферные зоны между культурными, промышленными и другими объектами.

— Не секрет, что многие архитекторы неоднозначно отнеслись к расширению Москвы. Какова была Ваша первая реакция?

— Я знаю, что большинство моих коллег находят в этом решении множество минусов, проводят «нехорошие» аналогии. Меня это удивляет. Понятно, что при реализации проекта будут нарекания, недоделки, недочеты и т.д. Но у всех нас, у архитекторов, транспортников, ландшафтных дизайнеров, появляется возможность работать на этой территории. Мне сразу понравилась эта идея. Отличные планы: спасти центр города, перевести многие замкнутые системы, организации за МКАД. Чем это плохо? Очень хорошо, что нам сейчас дается великолепная возможность развивать Москву по ясному утвержденному генплану.

Беседовала Ирина Ордынская



 
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
|
ПАРТНЕРЫ
|
ПРОДАЖА ПРОЕКТОВ
|
АРХИВ
 

 


  По вопросу проектирования
  звоните по телефонам: +7 (495) 692-13-48, +7 (495) 692-17-07
  или пишите на info@archaos.ru