МАСТЕРСКАЯ
|
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
 
 
Архстройдизайн - Статьи и видео



Малоэтажная застройка – возвращение к Родине
О трансформациях современной субурбии, резортной специфике и перспективах рекреационной модернизации в Крыму
Круглый стол на тему: «Зарубежные инвестиции в малоэтажное строительство в России»
Видео-интервью Концептуал ТВ
Алексей Иванов в телепередаче «Проект мечты» — Усадьба TV
«Проект мечты» с Уборевичем-Боровским и Алексеем Ивановым — Усадьба TV
Рост мегаполисов – это общемировая тенденция…
Профессиональная архитектура снимает риски
Собрание сочинений
Зазеркалье архитектурного проекта
От доступного жилья до курортов, или центробежный рецепт для столицы
Загородные поселки – переход в новое качество?
Время прагматизма
Происходящее сейчас не кризис, а стабилизация…
Ереванский конкурс
Дома будут строить всегда
Преломляя Калифорнийский опыт


 

 

 

 

 

Профессиональная архитектура снимает риски

На вопросы корреспондента журнала отвечает Алексей Александрович Иванов – руководитель мастерской «Архстройдизайн АСД», лауреат более тридцати советских, российских, международных конкурсов и премий.

– Алексей Александрович, в последнее время растет число архитектурных конкурсов – как в России, так и за ее пределами. Ваша мастерская участвует в них? Как лично Вы относитесь к конкурсам?

– Думаю, человек имеет право говорить о конкурсах, когда у него за плечами есть победы в них. В свое время, еще в советский период, у меня были победы, в том числе и международные, потом выигрывала уже моя мастерская. Недавно мы участвовали в нескольких конкурсах, и достаточно успешно. К примеру, в Ереване наш коллектив, единственный из всех участников из бывших союзных республик, прошел в финал.

– А что это за конкурс?

– Это был конкурс на проект жилого комплекса на месте, где раньше находился Дом молодежи. Сейчас формируется новый образ Еревана, и было решено возвести на возвышенности, откуда открывается великолепная перспектива, современный многофункциональный жилой комплекс. Мы – А. Хомяков, А. Колосов и я – пробились в числе шести финалистов во второй тур, а первую премию получили японцы. Их проект действительно лучший – не пафосный, демократичный, легкий, интеллигентный

– Скажите, а Вам как архитектору конкурсы нужны? В каком формате они были бы оптимальны?

– Конечно, архитектура и искусство во многом держатся на соперничестве. Конкуренция, с одной стороны, подзадоривает людей, работающих в одной области, но с другой – дает возможность заказчикам нещадно их эксплуатировать. Конкурсы нужны властям, чтобы заявить о каком-то проекте, получить поддержку, отзывы в прессе; инвестору – чтобы, имея на руках результаты конкурса, взять кредит на выгодных условиях. Нередко они нужны всем, кроме профессиональных архитекторов. Лично я полагаю, что с профессиональной точки зрения многие конкурсы не оправданы. В любой отрасли есть люди, которые делают свою работу хорошо за хорошие деньги, а некоторые – отлично за большие деньги. Чтобы получить качественный проект, нужно пригласить архитектора, работающего в этой области. Моя ответственность перед заказчиком – сделать работу хорошо и в срок, его – заплатить мне. Нечестно использовать архитектора для своих целей, играя на экономическом кризисе, заставлять его работать бесплатно.
Конкурсы определенно хороши в тех случаях, когда постройка призвана стать знаковой, как еще говорят – архитектурной иконой. И конкурсы должны быть заказными, смешно устраивать соревнования между студентами и мастерами. Кроме того, участники должны иметь время для серьезной подготовительной работы: осмотра участка, изучения его истории, общения с заказчиком. Конечно, для молодежи обязательно нужно проводить студенческие конкурсы. Нужны конкурсы на лучшую небольшую реализованную постройку. И всегда крайне важно четко определять критерии.

– А конкурсы идей?

– Что значит – идей? Вот, к примеру, Зарядье. Идея отличная – сделать Зарядье-парк. А что получили в результате первого конкурса? Множество непроработанных проектов. Почему? Потому что это задача настолько серьезная, что ее за месяц или за три месяца не решить. Нужны время и опыт. В результате так и поступили – отобрали шесть команд, дали им время для серьезной работы. Вот это правильный подход: заказной конкурс, с участием настоящих профессионалов.

– А у нас есть такие «правильные» конкурсы?

– Да, например конкурсы, которые проводит Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства. Устроители очень четко все объясняют. И сразу становится понятно: они хотят получить в рамках разумной сметы интересную архитектуру, с перспективой в будущее, т.е. современные формы, которые привлекут массового потребителя.

– Проект Вашей мастерской победил в организованном Фондом РЖС конкурсе имени В.Л. Глазычева на лучший архитектурный проект малоэтажного энергоэффективного жилища экономического класса.

– Мы предложили застройку, выполненную в единой архитектурной манере, с использованием однотипных материалов и технологий, включающую индивидуальные и малоквартирные дома. Это единая застройка, и трехэтажный квартирный дом «не воюет» по архитектуре с двухэтажным индивидуальным. Требования по энергосбережению абсолютно разумные: стены с минимальной теплопроводностью, энергоэффективные окна и т.д.

– А какой он – дом экономического класса? У каждого человека свои представления об экономии.

– Во всем мире считается, что частный дом в принципе не может быть домом эконом-класса. Когда у нас в стране появилась программа «Доступный дом», я удивился. Но сейчас понимаю: действительно можно делать недорогие частные дома в разумной близости от Москвы. По деньгам это сопоставимо с недорогими квартирами. В проекте для конкурса РЖС мы вышли на себестоимость 20–22 тыс. руб. за квадратный метр в индивидуальном доме и 18–20 тыс. руб. – в квартирном. Конструктивную схему мы предлагаем достаточно простую, с использованием плит перекрытия или монолита. Архитектурное разнообразие достигается за счет «сбивки» зданий друг относительно друга, неровной линии застройки, этакой силуэтной игры, плюс используются два разных отделочных материала различных цветов. И, конечно, такая застройка обязательно предполагает озеленение.

– Возвращаясь к конкурсу Фонда РЖС, скажите, а эти дома будут построены?

– Надеюсь. Во всяком случае, в условиях конкурса прописано, что проекты-победители будут рекомендованы к застройке. Приятно отметить, что мы получили не только главную премию конкурса, но и первую премию в номинации «За лучший проект индивидуального жилого дома», а в номинации танхаусов получили второе место с отрывом от победителя в три очка.

– А каковы организационные принципы конкурса International Property Awards (Великобритания), в котором Вы также добились успеха?

– Там все строго структурировано. В одном конкурсе оцениваются проекты частных домов, другой посвящен квартирным домам, третий – поселкам, и т.д. Проводятся отдельные конкурсы между архитекторами, дизайнерами, строителями. Премия достаточно известна и престижна. Нам в начале этого года позвонили из Англии и предложили участвовать в конкурсе поселков – наверное, как-то узнали о наших работах. Позже мы решили участвовать и в конкурсе офисов.

– Приглашение к участию в конкурсе говорит о многом, ведь англичане – большие специалисты и эксперты в проектировании именно частных домов.

– Конкурс International Property Awards подразделен по регионам: Европа, Северная Америка, Азиатско-Тихоокеанский регион, Африка и т.д. По каждому проводится свое состязание. В конце сентября в Лондоне состоится награждение победителей из Европы. Мы представляли проект «Бельгийская деревня» – добротную работу в стиле новой российской архитектуры. Солидные дома с толстыми стенами из бельгийского кирпича, крытые бельгийской черепицей. Архитектура на грани Диснейленда, кажется – еще чуть-чуть, и будет театр. Поселок построен довольно качественно и с русским размахом: уж дорого так дорого; выполнено комплексное благоустройство. Есть, конечно, в Подмосковье дома и подороже, но это отдельные постройки, а тут 120 домов у озера. Мне казалось, что поселок будет интересен для европейцев.
В номинации офисов мы представили здание МТС, построенное семь лет назад в районе Большой Якиманки. Мы долго придумывали этот дом, вложили в него много сил, и мне казалось, что он недооценен. Хотелось его показать. В номинации поселков конкуренция была еще относительно небольшая, а вот офисных зданий было представлено много. И то, что наше здание понравилось, очень приятно. В общем, в двух номинациях мы участвовали и в обеих получили первые места.

– Невольно напрашивается вопрос: а сейчас Вы участвуете в каком-нибудь конкурсе?

– Так уж получается, что все состоявшиеся архитекторы обязательно побеждали в соревнованиях, в честной борьбе с коллегами. Сейчас мы собираемся участвовать в закрытом конкурсе на планировку и создание интерьера на площади 2000 метров в одной из башен Москва-Сити. Пять участников представляют коммерческие предложения, общаются с заказчиком. Надо сказать, что подобные конкурсы наиболее распространены во всем мире. Для выбора «своего» архитектора это, наверное, самая правильная форма конкурса.

– Мы желаем Вам новых побед. И последний вопрос: скажите, а чем живет Ваша мастерская, как живет современный московский архитектор?

– У нас по-прежнему 50% – это загородная застройка. Очень разные проекты, включая жесткий функциональный неоурбанизм. Делаем курортный центр в Ярославской области. Любопытную работу выполняем на Пахре – интересную, серьезную, сложную: среднеэтажная застройка, социальные и индивидуальные объекты, гостиницы на площади 300 гектаров. Идет рабочее проектирование камерного жилого квартала «Мечта». А в целом работа архитектора сейчас подобна движению по пересеченной местности: бег, отдых, снова бег.

Беседовала Ирина Ордынская



 
ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО
|
ПРОЕКТЫ И ПОСТРОЙКИ
|
ИНТЕРЬЕРЫ
|
СТАТЬИ И ВИДЕО
|
ПАРТНЕРЫ
|
ПРОДАЖА ПРОЕКТОВ
|
АРХИВ
 

 


  По вопросу проектирования
  звоните по телефонам: +7 (495) 692-13-48, +7 (495) 692-17-07
  или пишите на info@archaos.ru